28 May 16:43 avatar

Кабмин не поддержал конфискацию имущества вороватых чиновников


Нарастание конфронтации с Западом актуализировало запрос на повышение эффективности государственного аппарата РФ. Однако процесс очищения российской бюрократической машины от коррупционной ржавчины пока заметно отстает от темпов изменения геополитических реалий. Как пишет РБК, предложение ратифицировать многострадальную 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции, которое вынесли на рассмотрение депутаты из трех оппозиционных фракций, получило отрицательный отзыв от кабмина Дмитрия Медведева.

Напомним, указанная норма предусматривает конфискацию имущества чиновников том случае, если они не могут доказать легальность происхождения средств, на которые оно было приобретено. По мнению правительства, этот «страшный сон коррупционера» противоречит существующему законодательству РФ. А именно — прописанному в Конституции принципу «презумпции невиновности». В свою очередь, бремя доказательства обоснованности предъявленного обвинения по закону должно лежать на стороне обвинения. Еще в конце прошлого года Дмитрий Медведев высказал свою позицию по этому вопросу, отметив, что в предлагаемом к ратификации виде, 20-я статья Конвенции ООН, по сути, означает введение презумпции виновности для чиновников. Следует оговориться, что в Основных законах многих стран, ратифицировавших это положение, принцип презумпции невиновности действительно не закреплен.

Как ни странно, главный аргумент против в тексте правительственного заключения отсутствует. Зато приводится ссылка на соображения более частного порядка. Так, например, указывается, что большинство статей Конвенции, которые фигурируют в законопроекте уже нашли применение в российском законодательстве – в КоАП и в Гражданском кодексе.

Как указывают составители отзыва, Конвенция оставляет на усмотрение государствам-участникам способы реализации резонансной 20-й статьи. В этой связи они ссылаются на то, что в нашей стране уже действует закон о соответствии доходов чиновников их расходам. Однако представителям российской думской оппозиции доводы исполнительной ветви власти не кажутся убедительными.

Должностные лица обязаны подтверждать легальность происхождения средств, если стоимость приобретенного имущества превышает задекларированные доходы, настаивает депутат Госдумы РФ Вадим Соловьев.

– Если чиновник не может подтвердить законность происхождения этих денег, то против него надо возбуждать уголовное дело. Причем не правоохранительные органы должны доказывать незаконный характер потраченных на приобретение собственности средств, а сам подозреваемый. Это действительно нарушает принцип презумпции невиновности. И связано с тем, что в суде обвинителю весьма проблематично обосновать их теневое происхождение.

«СП»: – Почему правительство упорно выступает против ратификации 20 статьи Конвенции ООН против коррупции, которая уже успела стать притчей во языцех в экспертном и медиа сообществе?

– Потому что наибольшее количество вопросов, связанных с правоприменительной практикой по этой статье, будет к российским чиновникам как федерального, так и регионального уровня. Приезжаешь в любой городок и видишь, какой коттедж себе отстроил глава муниципалитета. Узнаешь его официальную заработную плату и сразу понятно, что мэр должен был трудиться на своем посту лет 150, чтобы жить в таких роскошных условиях. То же самое касается нашего правительства – достаточно ознакомиться с их официальными доходами. Так что одно дело — заполнять декларации и не нести за это никакой ответственности, а другое, когда над тобою постоянно висит «дамоклов меч» уголовной ответственности с конфискацией незаконно нажитого имущества.

«СП»: – Правительство упирает на прописанную в Конституции презумпцию невиновности, что действительно сложно проигнорировать.

– Речь ведь не идет о том, чтобы привлекать к уголовной ответственности на основе голословных обвинений. Кстати говоря, можно проводить проверку характера потраченных чиновником средств вне рамок уголовного дела. В ходе проверки заявитель представляет документы, которые подтверждают его доходы. Если в них все нормально, то никакого уголовного дела нет в принципе. Это абсолютно соответствует нашему Уголовно-процессуальному кодексу.

«СП»: – В отзыве правительства отмечено, что многие похожие антикоррупционные положения уже нашли воплощение в российском законодательстве.

– Это неправильная постановка вопроса. В законах нет такой статьи, а положение по поводу общей конфискации было изъято. Недавно председатель Следственного комитета Бастрыкин открыто призвал вернуть в УК статью о конфискации имущества. Нам говорят, что в России уже принят закон о соответствии доходов чиновников их расходам. Дескать, Конвенция ООН допускает, что норма о конфискации незаконного нажитого имущества может по-разному применяться в тех или иных странах. Это лукавство. Поскольку существующая норма абсолютно неравнозначна той, которую мы обсуждаем. Сегодня за такое правонарушение предусматривается только административная или гражданско-правовая ответственность. В пользу государства изымается только та часть имущества, легальность средств на приобретение которой не удалось доказать.

«СП»: – Ваши оппоненты также указывают на возможную коррупциогенность в правоприменительной практике, вспоминая 1990-е гг., когда ценный конфискат реализовывали по заниженным ценам.

Василий Ваньков
Источник: svpressa.ru

1 комментарий

avatar
Да кто бы сомневался!

Оставить комментарий

Имя:
E-Mail:
Введите код с картинки:



Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.